Александр Синцев
"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ

«Хольф Супер-Агент или история одной командировки». Рассказ

     Дорога, ночная дорога. Жёлтый свет фонарей мягко освещает серый асфальт. По бокам мелькают серые мрачные деревья, пока ещё не покрытые зелёной листвой, отбрасывая в свете фонарей причудливые тени. Небо тёмно-синее, почти чёрное, звёзд не видно из-за нависших облаков. Такси уносит меня из дома по направлению к аэропорту, мне предстоит дальний путь в Ставрополь с пересадкой в Москве.

– Вот, помню, в Крыму, когда служили, мы Путина с семьёй охраняли, когда он там отдыхал. Ночью нас подняли по тревоге, выдали новое обмундирование и… – таксист умолкает на полуслове. Уже несколько фраз он начинал, но не смог закончить, обрывая сам себя на полуслове. Мне не хочется разбираться, правду он говорит или сочиняет на ходу, пытаясь придать своей персоне особую значимость.

– Здесь дождь ночью был, дорога мокрая, – О! Кажись у него получилось, первая законченная фраза за всю дорогу.

– Небольшой был. Главное, чтобы тумана не было.

     Мы подъезжаем ко входу в аэровокзал, я расплачиваюсь и с вещами иду на регистрацию. Народу почти никого, пара человек у стойки. Зарегистрировавшись на рейс и пройдя досмотр, я ожидаю посадки у нужного мне выхода. В зале ожидания все окна стеклянные, позволяющие осматривать стоящие у терминалов самолёты и перемещающиеся по полю служебные машины. На востоке темнота медленно начинает отодвигаться, уступая место несмелой бледно-розовой заре. Издалека слышится шум двигателей и по взлётно-посадочной полосе взмывает вверх хорошо узнаваемый салатовый корпус «Аэробуса» компании «S7. Сибирь».

– Вниманию пассажиров, улетающих рейсом шестьдесят три двадцать один в город Сочи! Посадка на ваш рейс заканчивается! – немного надоевший робот почти непрерывно повторяет информацию для пассажиров.

     Время до посадки ещё есть, я сижу в кресле и пью капучино из автомата, предвкушая радости предстоящего полёта.

     Помню, как двадцать три года назад так же утром я улетал в свою первую командировку, тоже в Ставропольский край. Как всё было по-другому! Не было ещё нового терминала, вместо него стоял старый приземистый аэропорт. Со мной летела начальница моего отдела, а на руках у меня истошно визжал двухмесячный кутёнок немецкой овчарки по кличке Хольф Супер-Агент.

***

     Было это в далёком тысяча девятьсот девяносто девятом году. Я работал в казначействе уже более года и дослужился до должности главного специалиста отдела информационных технологий. В один прекрасный день в кабинет заскочил старший нашей технической группы Максим и обратился ко мне:

– Слушай, там Юмашеву в командировку в Ставрополь посылают, она напарника себе ищет. Я сразу отказался, Чечня в ста километрах от города, там стреляют. Лучше ты езжай.

– Нормально, а меня, типа, не жалко?

– Сам думай, а я не поеду, – и он вышел из комнаты.

     Я переваривал новость и думал про близкую стрельбу, ехать было как-то боязно, да и я ещё ни разу не был ни в одной командировке.

     После обеда меня вызвала к себе в кабинет Юмашева, начальница нашего отдела.

– Саша, надо ехать в командировку в Ставрополь, – начала она, испытующе глядя на меня, – мне нужен напарник. Поедешь со мной, а то Макс отказался?

– Наталья Леонардовна, – я замялся, – даже не знаю, там, говорят, Чечня близко, всякое может быть.

– Ну я тебя не принуждаю, хотя мне хотелось бы, чтобы ты поехал, – и тут она зашла с козырей, – если откажешься, я возьму Костика.

– Я согласен! Когда выезжаем?

– Вот и хорошо, сейчас пойдём к руководителю и получим задание на поездку. Кстати, как у тебя отношения с собаками?

– С какими собаками? – опешил я, судорожно соображая, идёт ли речь про бухгалтерию или про канцелярию.

– Я слышала, что нам придётся собаку везти в Ставрополь, немецкую овчарку.

– А-а-а, с этими нормально дела, – облегчённо выдохнул я, – всю жизнь то деды, то родители собак держат.

– Вот и хорошо. Пойдём к Горину.

     Мы направились в приёмную руководителя и после предупреждающего звонка секретаря вошли в кабинет.

– Присаживайтесь, – Виктор Александрович, руководитель нашего Управления, небольшого роста, но крепкий мужчина в годах, сидел за рабочим столом и неспешно подписывал документы дорогим «Паркером» с золотым пером.

     Через пару минут он оторвался от своего занятия и взглянул на нас:

­– Наталья Леонардовна, – тихо начал он, – вы определились, с кем поедете?

– Да, Виктор Александрович, с Александром поедем.

     Горин мельком взглянул на меня и опять обратился к Юмашевой:

­­– Поедете по обмену опытом с информационным отделом, у них в Управлении сильная команда программистов. Говорят, они написали мощную программу для всех отделов. Посмотрите, может, нам что-нибудь пригодится, попросите у них скопировать, если можно.

     Горин говорил тихим глухим голосом так, что приходилось прислушиваться, чтобы понять, о чём он говорит. Как-то раз я слышал, как он сам с гордостью говорил про себя: «Горин говорит тихо, но слышно его далеко».

– Полетите на самолёте. Рейс туда во вторник, обратно в воскресенье. Возьмите с собой диски, чтобы программы скопировать.

­– Конечно, Виктор Александрович, мы всё сделаем, – заверила его Юмашева, – можно идти выполнять?

– Погодите, я ещё не всё сказал, – Горину не нравилось, когда его перебивали, – в Ставрополе начальником Управления работает мой друг, Максименков Михаил Павлович. У него скоро день рождения, вы отвезёте ему от меня подарок, кутёнка немецкой овчарки. Справитесь?

– Конечно справимся, всё сделаем в лучшем виде, – вдвоём с Юмашевой заверили мы.

     Горин нажал кнопку селектора, вызывая секретаря, и распорядился:

– Вызови ко мне Зайцеву и Кармазина.

– Хорошо, Виктор Александрович, – ответил селектор женским голосом и уже через пару минут в кабинет вошли главный бухгалтер и начальник административно-хозяйственного отдела.

­– Вера Сергеевна, – Горин обратился к главбуху, ­– Наталья Леонардовна и Александр летят в командировку в Ставрополь, обеспечь им авансовые расходы.

– Виктор Александрович, на эту командировку деньги не закладывали в смету! – начала было Зайцева.

– Найдёшь, – перебил её Горин.

– Хорошо, Виктор Александрович, я сделаю.

– Валерий Прокофьевич, – взгляд руководителя упёрся в начальника АХО, ­– вылет самолёта во вторник. Накануне езжай в питомник, я им уже звонил, собака будет готова. Заберёшь её и утром во вторник отвези всех в аэропорт.

– Хорошо, всё будет исполнено.

– Вы можете быть свободны, ­– Горин кивнул нам с Юмашевой, и мы покинули кабинет.

     И дело завертелось. На следующий день я уже получил деньги на билеты и поехал в аэрокассы. Моросил мелкий осенний дождь, как-никак уже конец октября, дело движется к зиме. Трамвай неспешно стучал колёсами по рельсам, перемещаясь по промокшим улицам города. Мимо, шурша шинами, проезжали машины, спеша по своим делам. Несмотря ни на что, осенняя хмарь не портила настроение – впереди была интересная поездка.

     Билеты на самолёт оформили быстро и без очереди. Выйдя на улицу, я зашагал к остановке, как внезапно сильный порыв ветра буквально вывернул полотнище зонта в обратную сторону и согнул пополам шток. После такого зонт оставалось только выкинуть.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ     В назначенный день в семь утра я уже вышел на остановку с большой сумкой и стал дожидаться приезда Кармазина, накануне мы договорился с ним, где я буду его ожидать. Я знал, что он ездит на белой девяносто девятой «Ладе». Недалеко от остановки припарковалась серая «Нива», мешающая смотреть на дорогу и периодически моргающая фарами. Я стоял в длинном плаще и кепке, закрываясь от ветра, вглядывался вдаль. Утро было достаточно промозглым, еле-еле начинало светать. Минут через десять дверь Нивы открылась и навстречу мне пошёл Прокофьевич.

– Долго я тебе буду стоять и моргать фарами? Чего не садишься?

– А я думал, что Вы на девяносто девятой приедете? – сконфуженно проговорил я.

– Зачем? Это моя личная, а Нива – казённая. Садись назад, поедем за Юмашевой.

     Я быстро залез в машину. Одно сиденье было разложено, на какой-то большой бесформенной тряпке лежал маленький кутёнок в ошейнике и с пристёгнутым длинным поводком, дрожа от холода. Я погладил его по голове, и он осторожно, сначала передними лапами, а затем подтянув и задние, перелез и свернулся калачиком у меня на коленях. Я накрыл его полой плаща, а он благодарно лизнул меня в руку – мы подружились.

– Как его зовут? – спросил я Кармазина, чтобы поддержать разговор.

­– По метрике – Хольф Супер-Агент. Запомни, его нельзя на землю спускать, он ещё не привитый.

– А почему?

– Рано ещё. Ему всего два месяца, а прививать с трёх начинают. Держи его всегда на руках. Теперь самое главное в аэропорту оформить разрешение на провоз у ветеринара, иначе в самолёт не пустят.

     Покружив по городу, мы подобрали Юмашеву и выехали за город по направлению к Курумочу, где и находился международный аэропорт.

     Раннее осеннее утро, небо затянуто тучами, медленно отступает темнота. За окном мелькают голые деревья, изредка нас обгоняют попутные автомобили. Хольф пригрелся у меня на коленях и сладко сопит во сне. Кармазин как-то по-дурацки ведёт машину, разгонится, а потом выключает передачу и катится на нейтрали почти до останова. Бензин экономит что ли? Я думаю о том, что ещё никогда не летал на самолётах, пустят ли нас с собакой на рейс, хорошо ли пройдёт полёт и какие ощущения будут при этом.

      Незаметно мы подъезжаем к зданию аэровокзала. На входе стоят охранники в камуфляже и бронежилетах, нас быстро прогоняют через рамку металлоискателя и пропускают дальше без слов. В зале ожидания я сажусь на металлическое кресло, держа Хольфа на руках, а Юмашева с Кармазиным уходят искать ветеринара, чтобы оформить разрешение на провоз животных. Мы ждём их возвращения, глазея по сторонам. Хольф беспокойно ёрзает у меня на руках и начинает тихо поскуливать. Очень быстро его тихий скулёж превращается в громкое вытьё, а потом переходит в истошный визг. Он закрыл глаза и самозабвенно визжит на одной ноте, задрав вверх голову. Я пытаюсь успокоить его, глажу по голове, приговариваю, но ничего не помогает. Все пассажиры устремили взгляды на нас и молча ждут развязки этого концерта, пытаясь угадать его причину. Мне, как и всем, тоже хотелось бы знать причину визга. К счастью вернулись Юмашева и Кармазин, получив нужную справку.

– Чего он орёт? – осведомился Прокофьвич.

– А я откуда знаю? – ответил я, – сам бы хотел знать. Сидел, сидел на руках и начал концерт.

– Может ему душно? – предположила Юмашева.

– Ну, вы тут разбирайтесь, а я поехал, – Кармазин быстро засобирался в обратный путь, – счастливо слетать и обратно вернуться. На вот, пусть погрызёт, – Прокофьевич суёт мне в руку очищенную морковь, – сказали, собакам полезно.

– Спасибо. До свидания.

      Мы быстро идём на регистрацию, сдаём багаж, получаем посадочные талоны и проходим на вторичный досмотр. Когда я прохожу рамку металлоискателя, она звенит. Охранник проводит ручным детектором и спрашивает:

– Что у Вас в плаще в левом кармане?

     Я вытаскиваю и показываю обгрызенную морковь. Охранник недоумённо смотрит на меня.

– Это не я, это вот собакам полезно.

– Проходите.

    Мы торопимся дальше и попадаем в приёмник накопитель.

     Большая комната уже на четверть заполнена пассажирами, сиденья все заняты. Наш собак ослабил вой и с интересом крутит головой по сторонам, однако не забывая поскуливать. Мы выходим на улицу на свежий воздух. Скулёж не прекращается.

– Может он есть хочет? – предполагает Наталья Леонардовна.

– Может быть, – отвечаю я, – хотя Кармазин говорил, что кормил его перед выездом.

­– Давай попробуем ему еды дать?

­– А как? Его же нельзя с рук спускать.

­– Ну давай, где почище, что же делать?

     Наталья Леонардовна вытаскивает из сумки пластмассовую миску, вываливает в неё с полкило говяжьей мякоти, нарезанной мелкими кусками и ставит на асфальт возле стены. Хольф с рычанием вырывается у меня из рук, и только я опускаю его на землю, набрасывается на еду. Кажется, что он всасывает мясо, не жуя. Секунд через двадцать миска пуста, а сытая довольная морда вылизывает её стенки.

     Тут объявляют посадку, я подхватываю Хольфа на руки, и мы, предъявив посадочные талоны, спешим вместе с толпой пассажиров в подъехавший автобус. Нас долго везут по лётному полю мимо стоящих белоснежных самолётов и, наконец, мы останавливаемся возле одного из них.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
Самолёт «ТУ-154»

– О, Ту-154, – говорит Юмашева, – хороший самолёт.

     Я рассматриваю длинный фюзеляж, двигатели, расположенные в хвосте, шум турбин которых уже доносится до нас. Трап уже подан, и все пассажиры длинной очередью двигаются на посадку. Возле трапа стюардесса ещё раз проверяет наши посадочные талоны, и мы проходим в салон.

– Чего-то непонятно, что у нас за места, вроде кто-то уже сидит на них, – недоумённо говорит Наталья Леонардовна, – а пойдём в конец салона, вон два хороших места.

– Пойдёмте.

     Мы садимся на последние места, Хольф располагается у меня на коленях. Я с интересом осматриваю самолёт, ведь сегодня лечу в первый раз. Иллюминаторы в сто пятьдесят четвёртом продолговатые, похожие на прямоугольники и расположены на каждом ряду. Пол застелен ковролином, сиденья из серого дерматина. В начале салона суетятся стюардессы, бегая и мотая шторами. Через окно видно, как отъехал трап. Стюардессы рассказывают про спасательные выходы, ремни, спасательные средства. До начала движения остаётся две минуты, как вдруг пилот по радио объявляет:

– Уважаемые пассажиры! Службой безопасности аэропорта обнаружено, что на соседний рейс погружен багаж двух пассажиров, но на посадку они не явились. Приготовьте, пожалуйста посадочные талоны и паспорта для проверки!

     Две стюардессы начинают быстро сверять документы с билетами, каждая по своему ряду.

– Интересно, что же произошло? – рассуждаю я, – вдруг это теракт? Багаж со взрывчаткой сдали, а сами не явились.

– Да кто знает? – отвечает Юмашева, – как же тогда безопасники проморгали полные чемоданы со взрывчаткой?

– Странно как-то, скорее бы мы уже полетели.

     Тут очередь доходит до нас. Мы предъявляем талоны и паспорта.

– А вы тут чего делаете? – возмущённо восклицает бортпроводница.

– Как это чего? В командировку летим.

­­– Это рейс на Москву, а у вас билеты на Минеральные Воды!

– Как на Москву?!! – тут уже мы в состоянии шока.

– Быстрее на выход! Вас сейчас отвезут на ваш самолёт.

     Все пассажиры повернулись к нам и смотрят на перепалку, кое-кто с любопытством, остальные с неприязнью. Тут до нас доходит, что произошло. Наш аэропорт маленький, выход на посадку один. Просуетившись с кормёжкой пса, мы прослушали, что посадка на московский рейс и ринулись вместе со всей толпой на посадку. Почему же тогда у нас два раза проверяли билеты и не увидели «чужаков»?

     Это какое-то позорище! Опять подают трап. Мы, стараясь не смотреть на лица остальных пассажиров, быстро покидаем самолёт и почти бегом влетаем в уазик-буханку службы безопасности, нас немедленно с сиреной мчат на посадку.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
Самолёт «ТУ-134»

     Вот и наш самолёт, но уже скромнее, ТУ-134. Мы вбегаем в салон, трап тут же отъезжает, люк задраивают, и самолёт начинает рулёжку.

     Наталья Леонардовна пускает меня к окну. В сто тридцать четвёртом большие круглые иллюминаторы и расположены реже, чем стоят ряды кресел. При этом кому-то удобно смотреть в окно, у кого-то оно посредине спинки кресла и пред лицом глухая стенка. Нам повезло – у нас иллюминатор перед глазами. Пристегнувшись, мы смотрим, как самолёт катится по лётному полю, двигаясь ко взлётной полосе. Мимо нас с рёвом промчался на взлёт ТУ-154, тот самый, на котором мы чуть не улетели в Москву.

­– Нет, ну служба безопасности – какие молодцы! – восхищается Юмашева, – быстро всё просчитали и определили по багажу, что не хватает пассажиров.

– Да, уж, – соглашаюсь я, – прилетели бы сейчас в Москву, чтобы делали вот с ним?

     Хольф дрыхнет у меня на коленях, изредка подрыгивая задней лапой. Наш самолёт уже выехал в начало взлётной полосы и встал на тормоз. Минуту ничего не происходило.

– Я помню, – начинает рассказывать Юмашева, – в одном рейсе какие-то мужики не пристегнулись, а самолёт начал разгоняться и вдруг почему-то включил резкое торможение. Так вот эти мужики через полсалона кубарем летели.

     Я ещё раз проверяю, хорошо ли застёгнут ремень и крепче сжимаю поводок Хольфа. Вот слышится свист ускоряющихся турбин, самолёт начинает мелко дрожать и, спущенный с тормоза, чуть присев, резко рвётся вперёд. Меня вжало в кресло, собаку прижало к моему животу. Я заворожённо смотрю в иллюминатор. Крылья трясутся, когда самолёт пробегает стыки плит взлётной полосы. «Хоть бы уж не оторвались», – думаю я про себя. Деревья вдоль взлётки быстро мелькают, чувствуется, что скорость просто огромная, с такой никогда не поедешь на машине. И вот, земля плавно уходит вниз, и тут же прекращается вся неприятная тряска. Наша крылатая машина быстро набирает высоту. Через полминуты мы пронизываем дождевые тучи, окутывающие всё вокруг плотным одеялом. Тучи на самом деле настолько белые, что сами по себе белые крылья самолёта начинают отливать синевой. Через пару минут мы взмываем над облаками. Над нами раскинулось безбрежное голубое небо. Восходящее солнце светит ярко, а под нами словно гигантское поле белоснежной ваты, но не ровной, а с кочками, ямами и словно возвышающимися шпилями древних замков. Ещё через пару минут булькает звук и на табло отключается предупреждение «пристегните ремни». Сразу же заработало радио:

– Уважаемые пассажиры! Наш самолёт набрал необходимую высоту в десять тысяч метров. Температура за бортом минус тридцать два градуса. Ожидаемое время полёта до Минеральных Вод – два часа десять минут. Желаем приятного полёта!

     Хольфу наскучило лежать у меня на коленях. Видимо он уже нагрелся после холодного утра, ему стало жарко. Ёрзая и поскуливая, он пытается спрыгнуть на пол, но я, помня, что он должен быть только она руках, пытаюсь задержать его. Мы тихо боремся с ним, пока Наталья Леонардовна не говорит:

– Да пусти ты его на пол, тут не грязно.

     С сомнением я ослабляю поводок, и победивший в борьбе пёсик спрыгивает у меня с колен и моментально растягивается под впереди стоящим сиденьем, положив довольную морду на передние лапы.

     Вскоре стюардессы начинают разносить еду. Нам достаётся картофельное пюре с сосиской, небольшая булочка и чай.

– Ну и зачем тут ложка? – говорю я, рассматривая набор одноразовой посуды.

– Наверное стандартный набор.

– Я не буду оставлять ложку просто так, – сообщаю я, вытаскивая её из обёртки, – заплачено же, надо хоть облизать.

     Чуть позже, присмотревшись к одноразовой чашке из-под чая, замечаю, лопину и характерный налёт от заварки.

 – Поглядите, Наталья Леонардовна, эту «одноразовую» посуду раз десять уже подают.

– Точно. Экономия, по-видимому.

     Словно в подтверждение моих слов после сбора остатков обеда стюардессы пересчитывают сданную посуду и по радио настойчиво требуют вернуть чашки и ложки, которые кто-то захотел оставить себе и не успокаиваются до тех пор, пока пассажиры не сдают всё до последней зубочистки.

      После часа полёта тучи разошлись и стало видно землю. Я рассматриваю разноцветные поля, на которых уже взошли озимые, неровные голубые пятна озёр и извилистые змеи рек. Меня поражает, что поля расчерчены как по линейке, что по дорогам медленно, как черепахи, ползут автомобили и что на земле видно тень от нашего самолёта, преданно скользящую за нами.

     Незаметно пролетело время и вслед за предупреждением застегнуть ремни опять заработало радио:

­– Уважаемые пассажиры! Наш самолёт начинает снижение и примерно через двадцать минут совершит посадку в аэропорту города Минеральные Воды. Просим Вас застегнуть ремни и оставаться пристёгнутыми до полной остановки самолёта. Температура воздуха в Минеральных Водах составляет плюс двадцать девять градусов. Спасибо за внимание!

– Ну ничего себе! – удивляюсь я, – у нас плюс пять, а тут почти тридцать! И это в конце октября!

– Да уж, юг страны, Северный Кавказ! – соглашается Юмашева.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
Вид на «Эльбрус» с высоты

     Наша ТУшка как с горки устремляется к земле, желудок немного подпрыгивает к горлу. Мы снижаемся. Вот самолёт поворачивает, встав на крыло, и перед нами открывается величественная картина заснеженных шапок Эльбруса.

­– Красота!

­– Да, вечные снега.

– Похож на двугорбого верблюда.

     Тем временем самолёт уже приблизился к земле. Под нами показались плиты посадочной полосы, всё ближе, ближе и ближе. И вот резкий толчок, громкий шум резины и включившиеся тормоза толкают всё тело вперёд, но затянутые ремень не даёт полететь через кресла. Хольф снова сидит у меня на коленях и нисколько не волнуется. Через полминуты самолёт уже закончил торможение и быстро подкатывает к зданию аэровокзала, остановившись в метрах сорока от него. Подают трап, и пассажиры дружною толпой спускаются вниз.

– А где автобус? – спрашивает кто-то.

­– Зачем он вам? ­– спокойно отвечает служащий аэропорта, – идите вон в ту дверь, – и указывает в сторону приземистого аэровокзала.

     Под грохот пропеллеров стоящего рядом турбовинтового самолёта, шум от которого отдаётся болью в ушах, мы быстро пересекаем открытое пространство и входим в здание. По вывескам нам налево, надо получить багаж. Вскоре заработала чёрная лента, и на неё из большой трубы стали кубарем выкатываться чемоданы и сумки. Подхватив свои вещи, мы выходим на улицу. Кутёнок с любопытством осматривается по сторонам. Мне в костюме при галстуке и длинном плаще как-то не очень комфортно в тридцатиградусную жару. Хорошо, что нас уже встречает водитель с табличкой. Затолкав чемоданы в багажник «Волги» и сняв верхнюю одежду, мы с ветерком мчим в отделение казначейства по городу Минеральные Воды.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Минеральные Воды. Парк

     Дорога оказалась долгая, так как для нас организовали экскурсию. Город небольшой, курортный. По краям улицы возвышаются экзотические деревья, которые по большей части не встретишь в нашей полосе. Тут и магнолии, каштаны, бук, кизил, пальмы и ещё много таких, какие я не знаю. Многочисленные скверы и газоны утопают в цветах роз, тюльпанов, астр, лилий. Мы побывали в городском парке, увидели, как растёт грецкий орех, прошлись по бульварам, которые смело можно назвать курортными.

     В завершение всего мы подкатили к новому кирпичному зданию, уютно пристроившемуся среди высоких зелёных деревьев. Начальница отделения вышла встречать нас на крыльцо здания.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Минеральные Воды. У отделения казначейства.

– Ага, прибыл, грозный пёс, на ставропольскую землю! – ласково трепала она Хольфа за ухом, а он высунул язык и мелко дышал, щурясь от удовольствия. – Пойдёмте пить чай с дороги.

– Надо его тоже покормить, – напомнил я.

– Сейчас ему всё вынесут, мы уже приготовились. Передай его пока нашему водителю, он накормит.

     Я всё же остался и проконтролировал, как наш питомец съел вторую порцию мяса и только тогда пошёл сам к столу, оставив мохнатого на попечение водителя.

     После небольшого чаепития с бутербродами нас уже ждала служебная «Волга» для продолжения пути, целью которого был город Ставрополь. Расстояние неблизкое, целых сто семьдесят километров.

     Выехав из города, мы катим по трассе, мимо полей, садов с плодовыми деревьями. Очень жарко. Ветер врывается в приоткрытые окна автомобиля, но не приносит прохлады. Хольф измаялся за всю дорогу. Он то спускается с моих колен на сиденье, то спрыгивает вниз, то опять забирается мне на колени, тщетно ища прохлады и тяжело дыша открытым ртом. Часа через три мы въезжаем в столицу края и, немного попетляв по городским улицам, останавливаемся у большого здания, облицованного красным кирпичом.

– Всё, приехали, – водитель глушит мотор, – пойдёмте, я вас отведу к Валентине Ивановне.

– А это кто?

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ставрополь. Перед зданием Управления казначейства.

– Это начальник административно-хозяйственного отдела и по совместительству супруга руководителя, Михаила Павловича.

– А, понятно, – мы идём по большим коридорам Управления и входим в комнату, на которую указал водитель.

     Навстречу нам быстро оборачивается женщина, немолодая, но очень подвижная, можно даже сказать, стремительная.

– Здравствуйте, мы вас уже заждались! Как доехали?

– Спасибо, всё очень хорошо, из осени опять в лето попали.

– Иди ко мне, Хольф-Супер-Агент! ­­– она подхватывает на руки кутёнка и поднимает его к лицу, – какой хороший бутуз!

     Затем снимает поводок, и опускает его на пол.

– Хольф-Супер-Агент, а, Хольф-Супер-Агент! – она произносит его кличку слитно, как бы скороговоркой.

– Проходите, садитесь пить чай, у меня уже всё накрыто.

     Мы садимся за стол, на котором кроме чая стоят тарелки с бутербродами, колбаса, сыр, варенье и конфеты. За едой Валентина Ивановна расспрашивает нас про перелёт, рассказывает о своей жизни в казначействе. От разговора нас отвлекает какой-то настойчивый шорох. Проголодавшийся кутёнок по запаху нашёл сумку, в которой был пакет с мясом для него, засунул в неё свою морду и тщетно пытается добраться до лакомства.

– Да ты проголодался, маленький! – Валентина Ивановна вскакивает из-за стола, выкладывает в миску кусочки мяса, в другую наливает молоко.

     Хольф с удовольствием съедает очередную порцию мяса и запивает его молоком.

– Пойдёмте, я вас руководителю представлю, – говорит Валентина Ивановна после чаепития, она закрывает дверь комнаты, чтобы новый житель не сбежал.

     «Вот и доставили жильца на постоянное место жительство», – мелькнуло у меня в голове, – «жалко расставаться, я уже успел привыкнуть к нему».

     Мы идём длинными коридорами. Валентина Ивановна без умолку рассказывает про только что построенное здание, про интенсивность работы, красивый город и приятный климат. Спустившись по лестнице, выходим из одного здания, чтобы попасть в другое по улице, потому что в построенном переходе ещё идёт ремонт.

– Вот, построили зимой, а к весне на кирпичах соль выступила. Заказали машину с мехрукой. Я девчонкам говорю: «Залезайте, надо отмывать стены», а они боятся. Я сама влезла: «Поднимайте», говорю, ну и сама всё отмыла.

– Как же вы не боитесь, – удивляется Юмашева, – здесь высота метров пять!

– Куда мне деваться? А их жалко, они ещё молодые, вдруг выпадут, убьются или калеками останутся, а мне нормально.

     За разговором мы подходим к кабинету руководителя и после непродолжительной паузы, потребовавшейся секретарю, чтобы доложить о нашем приезде, входим внутрь. За столом сидит немолодой худощавый мужчина, вид у него очень усталый и болезненный. Такое впечатление, что ему трудно говорить, полная противоположность Валентине Ивановне. После дежурных фраз о дороге Михаил Павлович благодарит за доставленный подарок:

– Передайте большую благодарность вашему руководителю за собаку! Теперь будет, кому дом охранять.

     Он закуривает сигарету марки «Максим».

– Располагайтесь сегодня, завтра ждём вас в информационном отделе. Наши ребята большие молодцы, им есть, чем поделиться с вами. Всё расскажут, покажут, может быть вам в работе пригодится. Валентина Ивановна, распорядись, чтобы нашим гостям оказали всяческую поддержку и помощь, а сегодня по заселению помоги.

– Конечно, я скажу начальнице программистов, чтобы работу организовала. Сейчас в гостиницу поедем устраиваться.

     Мы благодарим за заботу и выходим из кабинета.

     Перед тем, как отправиться в гостиницу, мы заезжаем на ставропольский продуктовый рынок. Походив по рядам, мы с Юмашевой покупаем немного фруктов и орехов, а Валентина Ивановна уже расплачивается за большой спелый арбуз.

– Вот вам в гостиницу, поедите вечером. Сейчас у нас очень вкусные арбузы.

– Валентина Ивановна, да зачем Вы, не надо было? – нам как-то неудобно от такой заботы.

– Не спорьте, вы наши гости, я обещала Михаилу Павловичу, что всё сделаю по высшему разряду.

– Спасибо Вам большое, всё и так замечательно.

     Мы выдвигаемся в гостиницу, благо ехать совсем недалеко.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ставрополь. Парк

     По дороге Валентина Ивановна рассказывает о местных достопримечательностях, о городе и Ставропольском крае. Так мы узнаём, что в самом Ставрополе на текущий момент проживает около четырёхсот тысяч жителей, что Ставропольский край относится к Северному Кавказу, богатому полезными ископаемыми, экзотическими растениями и многочисленными курортами. Незаметно мы подъезжаем к гостинице и останавливаемся на парковке. Мы достаём свои вещи из багажника «Волги», Валентина Ивановна подхватывает арбуз, но тот, будто назло, выскальзывает из рук и, ударившись об асфальт, раскалывается на две половинки, обнажая красную сахаристую мякоть.

– Да что ж я такая безрукая?! – сокрушается Валентина Ивановна, – испортила такую вещь!

– Да не переживайте Вы так, – мы в два голоса тщетно пытаемся её успокоить.

– Хотела, чтобы вам угощение на ужин было, поторопилась – и вот результат!

– Да нормально всё, он так ещё вкуснее, – мы уже сами переживаем за неё, что она так не на шутку расстроилась.

     Заселившись в номер, мы выходим пройтись по городу.

– Пойдём в ЦУМ? – предлагает Юмашева, – вот он рядом с гостиницей.

– Да, давайте, – соглашаюсь я.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ставрополь. «Комсомольская горка»

     ЦУМ, сохранившийся ещё с советских времён, построен из серого бетона. В магазин ведёт широкая лестница ступеней в двадцать, из серой мраморной крошки, порядком потёртая сотнями тысяч человеческих ног, прошедших по ней. Внутри множество отделов, расположенных по-типовому, как и во многих других городах. Сказывается плановая экономика советской страны с её типовыми разработками и застройками.

– Наталья Леонардовна, я зайду пока в этот отдел, – говорю я, увидев нужные мне вещи.

– Хорошо, я в соседнем буду.

     Вот то, что мне нужно – чёрный мужской зонт, взамен того, который сломался при покупке билетов на самолёт, да и цена подходящая. Я радуюсь удачной покупке и, в общем-то, мне ничего больше не надо.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ставрополь. Краевая научная библиотека

     После магазина мы осматриваем центральную площадь Ленина, такую же типовую, как и во многих других городах с неизменным памятником посередине. Позади памятника возвышается здание правительства Ставропольского края, а напротив него украшенное огромными жёлтыми колоннами здание краевой научной библиотеки. Вдоль улиц и тротуаров растут южные деревья, газоны парков, несмотря на конец октября, пестреют многочисленными цветами.

     На следующий день утром за нами подъехала машина, и мы отправились в Управление. Нас встретила начальница информационного отдела и повела знакомиться с работниками отдела, устройством рабочих программ, сетей и каналов связи. Всё было интересно. Техническое развитие хозяев шагнуло намного дальше нашего. В то время, как у нас интернет был на одном компьютере и с оплатой по карточкам, здесь же функционировал скоростной выделенный канал для всех работников Управления. Сетевое оборудование отличалось от нашего, как Мерседес от Запорожца. В конце концов нас посадили за стол специалиста, и он начал нам рассказывать про программу, которую они написали для работы всего Управления. Она называлась «Операционный день». Этот программный комплекс обеспечивал работу абсолютно всех отделов Управления. Особенно нам понравился блок по нашей работе. Передача компьютеров и принтеров в ремонт, распределение транспорта по краю для доставки оборудования, использование запасных частей и расходных материалов, ведение складского учёта, буквально каждый этап был прозрачен и наблюдаем. Работник с воодушевлением рассказывал нам, как всё устроено, логистику всех этапов. Мы с Натальей Леонардовной были поражены, потому что хорошо представляли себе, какой объём знаний нужен программистам, чтобы создать такой огромный комплекс, а также, какую титаническую работу они проделали, ведь основную работу с них никто не снимал.

     Когда рассказчик углубился в детали построения программы, я уже мало что понимал и почувствовал, что глаза мои закрываются и начинается борьба со сном. Следующие полчаса я силился не заснуть и не потерять мысль повествования и был очень обрадован, когда образовалась пауза в рассказе, и мы пошли пить чай.

– А можно у вас попросить эту программу скопировать нам, – задала вопрос Наталья Леонардовна, – мы и жёсткий диск с собой привезли.

– Конечно, пожалуйста, давайте запишу, – работник подавил в себе улыбку и записал все наработки на диск, попутно рассказывая для чего нужна та или иная папка.

     Позже я понял, почему он улыбался. Чтобы установить и использовать их программу в нашем Управлении, нужна была такая же команда программистов и по меньшей мере месяц работы, а потом непрерывное сопровождение. Вот почему, передавая нам практически многомиллионный программный продукт, они не волновались, вероятность, что мы смогли бы его использовать, равнялась нулю.

     В таком же ритме прошло ещё два дня и наступила пятница. В первой половине дня мы опять попали к руководителю Управления.

­– Ну как вам наши ребята, всё рассказали, что нужно было? – поинтересовался он.

– Всё замечательно! Какую большую работу они проделали, какой программный комплекс у вас интересный, он просто уникален! – мы с восторгом делились полученными впечатлениями.

– Да, у нас грамотные программисты.

– Это же надо внедрить по всей России, вместо старых ДОСовских программ.

– Не всё так просто в этом отношении. Ну да ладно. Сегодня после обеда вас повезут в Ессентуки. Там вы тоже посмотрите наше отделение. Завтра за вами заедет машина, и вы поедете в один из городов, Пятигорск, Кисловодск, Железноводск, выбирайте сами.

– Огромное вам спасибо за приём и за экскурсии.

­– Пожалуйста. В Ставропольском крае есть, что посмотреть. Мы с вами уже не увидимся, в воскресенье вас утром отвезут сразу в аэропорт Минеральных вод, там всё рядом.

     Ещё раз поблагодарив руководителя, мы вышли из кабинета.

– Так куда хотите поехать, в какой город? – спросила нас начальница информационного отдела.

– Да мне в любой будет интересно, я нигде не была, – ответила Юмашева и, обращаясь ко мне, спросила, – а ты куда хочешь поехать?

– Наталья Леонардовна, давайте в Кисловодск поедем.

– А почему?

– У меня мама во всех этих городах была, и больше всего ей понравился Кисловодск.

– Да, в Кисловодске хорошо, – согласилась информационщица, – там замечательный парк. Я позвоню начальнику кисловодского отделения, она устроит экскурсию.

– Спасибо. Как у вас всё слажено.

– Да, руководитель задаёт тон, да и у нас часто гости бывают, всё уже отработано.

     После обеда мы погрузились в служебную «Волгу 3110» и поехали в Ессентуки. Наверное, от того, что время уже было «пятница, после обеда», водитель был сердитый и молчал. Юмашева попыталась разрядить настроение дежурным разговором:

– Мы смотрим, у вас парк машин хороший, «Волги» новые.

– Да что в них хорошего? Задрипанные машины!

     Через несколько минут:

– А дороги в Ставрополье вроде неплохие, асфальт везде.

– Да ничего не хорошие, задрипанные дороги!

     Ещё через несколько минут:

– А много приходится ездить в день или больше простаиваете?

– Да постоянно ездят в банки свои задрипаннные, бумажки сдавать! Вот вас везти двести километров, потом назад возвращаться, уже к ночи приеду.

     Больше мы с ним не разговаривали. Дядька, походу, разозлился на дальнюю поездку в пятницу.

     Мы ехали по той же дороге, по которой приехали в Ставрополь, но уже обратно. Перед самыми Минеральными Водами по указателю свернули направо, по направлению к Ессентукам. Дорога шла через перевал, но была широкая и прямая, без серпантинов. Местами по бокам возвышались небольшие горные подъемы, а частенько открывался вид на долины, застроенные дачами или занятые посевами.

     Ессентуки оказался маленьким, но очень уютным городком, основное назначение которого – это различные санатории. «Волга» остановилась у странного, но интересного здания. Основной корпус был из двух этажей современной постройки, а справа какое-то древнее одноэтажное сооружение с башней наверху. Как позже оказалось, это был старинный флигель для прислуги из большого серого камня, которому по виду уже было лет триста. Сам замок, к сожалению, не сохранился.

     В отделении уже были предупреждены о нашем появлении. Нам показали, какие компьютеры эксплуатируются пользователями, оборудование связи и сами кабинеты, где работают сотрудники. Здесь уже было всё, как у нас, просто и понятно.

– Здание у вас какое интересное. Что здесь раньше было?

– Мы и сами наверняка не знаем. Какое-то древнее здание. Оно не сохранилось. А вот рядом у нас гостиница, там был флигель для прислуги. Пойдёмте, мы вам покажем.

     Мы прошли в этот флигель-гостиницу. Она состояла из трёх отдельных комнат, общей кухни и санузла. Всё было довольно уютно.

– Ну вот оставайтесь, завтра в девять за вами машина придёт и отвезёт в Кисловодск. Можете в парк источников сходить, нарзаны попить.

– Спасибо, – мы поблагодарили хозяев, и те быстро ретировались, оставив ключ от входной двери.

– Ну что, идём в парк? – спросила Юмашева.

– Обязательно. Надо перепробовать все нарзаны, когда ещё сюда попадём.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ессентуки. Парк источников. Фонтаны

     Мы двинулись в парк. Идти совсем недалеко. Солнце уже сильно склонилось к закату. На улице градусов двадцать шесть – двадцать семь. Совсем не скажешь, что сегодня уже первое ноября, у нас такая погода стоит в середине августа. По улицам неспешно вышагивают редкие пешеходы, создавая атмосферу «праздной курортности». Зелень деревьев и изобилие цветов радует глаз. Вскоре мы входим в парк источников. Вдоль центральной аллеи под сенью каштанов и магнолий установлены многочисленные скамейки, на которых отдыхают «измученные нарзаном» курортники. По центру аллеи возвышается большая бронзовая скульптура орла, терзающего острыми когтями извивающуюся змею. Это символ Кавказских Минеральных вод. Мы, конечно, не упускаем момент и фотографируемся рядом с экспонатом.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ессентуки. Парк источников

     В парке много интересных построек. Мы проходим мимо грота «Дамские слёзы», затем, на удивление, видим грот «Мужские слёзы». Издалека видно стоящую на возвышении беседку «Случайные встречи», недалеко от неё скульптура «Мужичок с кувшином». И по всему парку многочисленные бюветы с минеральной водой (Бювет (фр. buvette, букв. — «буфет, распивочное заведение») — специальное сооружение, павильон, устраиваемое над скважиной минерального источника или близ него для отпуска минеральной воды, с целью предохранения её от загрязнения и создания необходимых удобств для пользования. Прим. автора). Парк утопает в зелени, чуть подёрнутой осенней желтизной. Разлитое тепло вечернего солнца мягко ласкает кожу. В воздухе лениво проплывают ароматы цветов, трав и листвы деревьев. Кажется, что всё вокруг потонуло в вязкой праздности и безделье, наперекор суете остального мира. Неторопливость курорта резко контрастирует с суматошностью больших городов, хочется как можно больше насладиться внезапно дарованным покоем, отдохнуть от суматохи и беготни.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ессентуки. Галерея источника № 17

     А вот и каменная галерея с большими панорамными окнами. Внутри – краны с нарзанами. Очень интересно, что они подразделяются на холодные, тёплые и горячие, и у каждого есть свой номер. Здесь же в лавке мы приобретаем особые стаканы для питья, с трубочкой.

     Мы по очереди пробуем каждый нарзан.

– Мне больше всего холодный понравился, – говорю я, – потом, кстати, горячий, а тёплый – как помои.

– Да, горячий интересен, – соглашается Наталья Леонардовна.

     Перепробовав всю минеральную воду, мы идём к выходу их парка. Солнце уже село, темнота быстро спускается на лениво-праздный город.

– Надо бы в магазин зайти, купить что-нибудь на ужин, – говорит Юмашева.

– Обязательно надо, а то есть уже хочется, ­– соглашаюсь я.

     Мы выясняем у прохожих, где находится ближайший продуктовый магазин. Оказывается, надо идти на железнодорожную станцию, ближе магазинов нет. Идём по уже ночным улицам. Фонарей почти нет, дороги не видно, но в душе ощущение полного спокойствия и уверенности, что ничего плохого произойти не может в принципе.

     Возле железнодорожной станции маленький магазин, даже скорее лавка, перед редкими покупателями разложен нехитрый набор продуктов.

– А если мы бутылку вина возьмём, – спрашивает Наталья Леонардовна, – это уместно будет?

– Да от чего не взять? – соглашаюсь я, – буянить вроде не собираемся.

     Рядом с продуктами на полке расставлены бутылки с вином. Выбрав вино и провиант, мы по тёмным улицам возвращаемся в гостиницу.

     За ужином Наталья Леонардовна рассказывает про свои бывшие места работы и про наше казначейство. Интересно слушать, как всё начиналось, ведь нашей организации нет ещё и десяти лет.

– Помню, когда работали в одном конструкторском бюро, – рассказывает Юмашева, – у одного сотрудника со стола пропал документ, а он секретный был. Где только не искали, так и не смогли найти, подумали, что ветром в окно сдуло. Так этого сотрудника судили и реальный срок дали. На окна сразу же сетки повесили. Через несколько лет стали отопление менять, трубы сняли и нашли этот документ – за батарею завалился. А человек в тюрьме отсидел.

     Юмашева достаёт из тонкой пачки сигарету VOGUE, прикуривает от зажигалки, выпуская дым вверх, я в это время поедаю копчёный сыр.

– Были как-то в туристическом лагере, – продолжает она вспоминать, – пошли в столовую. Там общая вешалка, на которую все вешали куртки. Я тоже повесила, пошла обедать. Ну, с обеда особо не торопилась, вышла почти последняя. На вешалке моей куртки нет, а она была хорошая, новая, а висит какая-то старая, потрёпанная с огромной надписью на спине: «Пейте пиво пенное, морда будет здоровенная». Так и пришлось всё время в этой куртке ходить, свою не нашла.

     Переключившись на работу, Наталья Леонардовна рассказывает, как начиналась казначейство в области, как покупали и оборудовали здания, привлекали на работу сотрудников. Оказывается, как много было сделано за рекордно короткие сроки!

     Мы ещё некоторое время сидим и рассказываем друг другу истории из жизни, а потом расходимся по комнатам спать, договорившись завтра ещё раз сходить в парк и попить нарзанов. Где-то в середине ночи я просыпаюсь от нестерпимого холода, окутавшего всё тело. Всё-таки осень – есть осень, днём тепло, а ночью температура сильно опустилась. Порывшись на ощупь в шкафу, я вытягиваю из него какую-то тёмную шкуру непонятного животного с длинным ворсом и, укрывшись ею, засыпаю до самого будильника.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ессентуки. Парк источников. Изваяние орла, терзающего змею

     Утром, наскоро позавтракав остатками вчерашнего ужина, мы устремляемся в парк источников. Солнце, которое только-только показалось из-за горизонта, уже успело нагреть воздух, достаточно тепло, но ещё не жарко. Дышится легко и привольно. В парке мы наскоро пьём все нарзаны подряд и поворачиваем обратно в гостиницу, от которой нас должна забрать машина.

     Я замечаю белку, которая скачет по дереву и выпрашивает у прохожих разные вкусности.

– Наталья Леонардовна, сфотографируйте меня с белкой, – говорю я, отдавая фотоаппарат Юмашевой.

     Затем осторожно шагаю к дереву и протягиваю руку. Белка спускается, цепко хватает меня за ладонь, выискивая подачку, но у меня ничего нет, и она разочарованно шмыгает вверх по стволу. Но всё-таки кадр получается.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ессентуки. Грязелечебница
"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Ессентуки. Изваяние льва перед грязелечебницей

     У выхода из парка мы останавливаемся, чтобы сфотографироваться у грязелечебницы. Массивное каменное здание с колоннадой у главного входа и множеством античных скульптур, украшающих фасад, просто поражает воображение. Глядя на это здание, похожее на древнеримские императорские термы, ощущаешь себя среди старинных итальянских улиц и как будто пропитываешься духом исторической старины. Перед центральным входом большой бассейн с фонтанами, по краям которого расположились скульптуры больших львов, охраняющие подъездные пандусы. Стоя возле львов, на память приходит фраза Кисы Воробьянинова: «Мосье, же не манж па сис жур». Ведь именно на этом самом месте, на фоне грязелечебницы Леонид Гайдай снимал один из эпизодов своего легендарного фильма «Двенадцать стульев», в котором «отец русской демократии» стоял с протянутой рукой. Но нам нужно спешить, скорее всего нас уже ждут.

     Машина уже стоит возле гостиницы. Мы загружаемся в автомобиль и едем в Кисловодск.

– Сейчас на выезде из Ессентуков остановимся, и вы пересядете в другую машину, которая от кисловодского отделения, – сообщает нам водитель.

– Хорошо, как скажете.

     Мы смотрим в окно на местный пейзаж. В сотый раз удивляемся тому, что сегодня уже второе ноября, а по нашему ощущению – конец августа. Городок утопает в зелени, на улице жара. Вскоре на развилке мы останавливаемся и пересаживаемся в другую «Волгу», которая везёт нас в кисловодское отделение казначейства. Дорога недолгая, и вот мы уже подъезжаем ко входу, возле которого нас встречает начальница отделения.

– Здравствуйте, меня зовут Майницкая Татьяна Александровна. Я начальник кисловодского отделения казначейства.

– Здравствуйте, – мы по очереди представляемся и проходим внутрь здания.

     За чаем Татьяна Александровна говорит:

– Мы сейчас поедем в наш Национальный кисловодский парк, пойдём по короткому маршруту, он всего восемь километров.

– Всего-то?! – удивляемся мы.

– Да. Длинный маршрут двенадцать километров, но он сложный, на нём много разных обрывов, камней, там подготовленные ходят. Вообще, парк располагается на склоне горы. Нас машина завезёт на самый верх, к олимпийскому комплексу, и мы пойдём вниз по терренкурам к подножию (В настоящее время термин терренкур употребляется в значении «тропа здоровья» – специально проложенный маршрут, предназначенный для оздоровительной ходьбы и бега. Прим. автора). Так легче будет, чем вверх подниматься.

– Хорошо. Вам лучше знать, а нам всё интересно, мы в Кисловодске ещё не были.

– Ну, тогда поехали.

     Машина петляет по горной дороге, шурша шинами и выбивая в стороны мелкие камешки. Дорога узкая, на ней едва ли разъедутся две легковушки, без признаков асфальта, просто серый каменистый грунт. Машина виляет то вправо, то влево, следуя за изгибами горного серпантина. С одной стороны дороги обрыв, с другой заросли кустов. Водитель что-то весело болтает, поминутно перебивая начальницу. В этом мне видится какая-то крамола, у нас водители все как один молчаливые, ни в какие разговоры не вступают, их дело – баранку крутить. Но, как говорится в пословице, «в каждой избушке свои погремушки».

     Наконец мы останавливаемся на вершине горы и выгружаемся из машины.

– Вот начало нашего маршрута, – сообщается Татьяна Александровна, – теперь только вниз.

– Как тут красиво! – мы с Юмашевой смотрим вдаль на горный пейзаж.

     Вдали, насколько хватает глаз, зелёный ковёр, чуть подёрнутый осенней желтизной. Кое-где стелется лёгкая дымка. И яркое солнце над головой.

     Мы начинаем спуск по узкому, петляющему между деревьев терренкуру, покрытому серой, с вкраплениями мелких камешков, пылью. Чувствуется уклон дорожки, ноги иногда проскальзывают по россыпи камней. Уже минут через пятнадцать мы выходим к верхней станции канатной дороги. Здесь же стоит киоск по продаже бутербродов и шашлыка, гордо именуемый: «Ресторан «На пеньках».

– Сейчас закажем шашлык, – сообщает Татьяна Александровна, – здесь у нас ресторан «На пеньках».

     Мы видим четыре потемневших от времени пенька, высотой сантиметров тридцать и один в середине повыше, явно являющийся столом. Заказать шашлык не удаётся, в такую рань мяса ещё нет. Мы усаживаемся на пеньки, и наша «экскурсовод» достаёт из своей сумки бутылку шампанского и шоколадку.

– Давайте хоть шампанского выпьем, – предлагает она, передавая мне бутылку.

     Я быстро откупориваю пробку и разлваю искрящуюся жидкость по подставленным стеклянным бокалам, которые любезно выдали в киоске. Тем временем Татьяна Александровна разломила шоколад и советует:

– Бросайте дольки в шампанское, так вкуснее. Мы всегда так делаем.

     Шоколад быстро прилипает ко дну бокала. Это мне напомнило манипуляции с компотом в детском саду, когда, допив жидкость до дна, долбишь бокалом об рот, задрав голову, пытаясь съесть непослушную курагу. Тем не менее, мы быстро приканчиваем открытую бутылку и двигаемся далее к подножию горы.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. Верхняя станция канатной дороги

     Кругом всё залито жёлто-зелёными красками природной акварели, осень постепенно входит в свои права, радуя глаз буйством цвета, а тело щедрым солнечным теплом. Внизу раскинулся город. Ряды невысоких домов сменяются большими санаториями и профилакториями, а между ними петляют узкие улочки.

– Вот это место, где мы сейчас находимся, называется «Синие камни», – сообщает Татьяна Александровна, – здесь камни, конечно, обычные, но когда в воздухе бывает дымка, то издалека камни принимают голубоватый оттенок, а ещё на закате эти камни кажутся лиловыми. На вершине этих камней открывается замечательный вид на кавказский хребет и Эльбрус.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. «На скалах «Синие камни»

     Мы карабкаемся на вершину камней и фотографируемся на фоне обрыва в несколько сот метров. Синие камни источены многолетними дождями и ветрами, некоторые лежат друг на друге, образуя причудливые арки. От адреналина захватывает дух, одно неосторожное движение и можно сорваться вниз.

     Спускаемся дальше. Терренкур начинает сильно петлять, очень часто разворачиваясь в обратную сторону. В какой-то момент мы теряем тропу и уходим по другому направлению. Внезапно тропа кончается, приходится идти дальше по бездорожью, цепляясь за ветви кустов в тех местах, где уклон становится особенно крутым. Становится ясно, что мы немного заблудились. Через пять-десять минут показываются какие-то добротные строения за высокой оградой, похожие на закрытые частные дачи. У первого встречного мы спрашиваем дорогу и вскоре выходим на наш терренкур.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. «Храм воздуха»

     Двигаясь вперёд по протоптанному пути, через некоторое время мы выходим к нижней станции канатной дороги, возле которой расположился «Храм воздуха». Это интересное сооружение, представляющее собой большой павильон, поддерживаемый рядом колонн. Он со всех сторон открыт свету и воздуху.

– «Храм воздуха» начали строить ещё до революции в четырнадцатом году, – рассказывает наш персональный гид, – для тех, кто поднялся от подножия до этой точки и хотел передохнуть. Рядом с ним общественная читальня, в которой можно было взять книги и почитать тут же, сидя на лавочке. К сожалению, сейчас она не работает, нужен ремонт.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. «Долина роз»

     Сразу за павильоном раскинулась «Долина роз», наш путь пролегает прямо по её центру. По обочинам главной аллеи протянулись два ряда колоновидных туй. И целых два гектара красивейших цветов! Огромные ряды посаженных роз, покрывающие клумбы, чередуются с квадратными газонами, засаженными травой. Между газонами вымощены дорожки, по ним можно вплотную подойти к розам и полюбоваться их красотой и ощутить волшебные ароматы. Очень красивое место, но, к сожалению, большинство роз уже отцвели и на текущий момент нет возможности увидеть всю красоту этого места.

– Тут в августе самое цветение, – говорит Татьяна Александровна, – сейчас уже большинство роз отцвели. Более 35 сортов роз, а разновидностей ещё больше. Можно сказать, что это центральное место нашего парка.

     Некоторые цветы жёлтых и красных оттенков всё ещё продолжают радовать глаз, а над долиной на высокой скале возвышается огромное изваяние орла с распахнутыми крыльями, высеченное из красного камня.

– Татьяна Александровна, – спрашивает Юмашева, – а почему орлы тут везде, это символ Кисловодска?

– Это символ Кавказских Минеральных вод. Есть такая легенда. Высоко в горах жил орёл. Однажды к нему заползла змея и ужалила его. Яд змеи начал действовать, и обессиленный орёл упал со скалы в источник, который прорывался из-под земли. Целебная вода излечила орла – рана затянулась, и он набрался сил. Тогда орёл взмыл обратно вверх, нашел змею и растерзал её когтями и клювом. С тех пор все приходят подлечиться, благодаря природной воде, а орёл, терзающий змею, стал символом Кавказских Минеральных вод, как символ победы над болезнью.

– Очень интересная легенда.

– Это место называется «Красные камни». Видите, это изваяние находится на скалах такого характерного кирпично-красного цвета. Этим скалам такой цвет придаёт гидроокись азота. Рядом с ними санаторий с таким же названием: «Красные камни».

     Чуть ниже по пути нам попался мужчина, рядом с которым на привязи сидит настоящий живой орёл.

– Наталья Леонардовна, – прошу я, передавая ей фотоаппарат, – сфотографируйте меня с орлом.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. Орёл

     Хозяин птицы тут же объясняет:

– Вставай вот сюда, протяни руку и коснись его лап, тогда он сам пересядет. Не делай резких движений.

     Я делаю именно так, и орёл перешагивает и цепляется огромными серповидными когтями мне в ладонь и браслет часов. Интересно ощущать в такой непосредственной близости грозного хищника, который косится на меня своим внимательным глазом. Кадры получаются интересные, затем хозяин забирает своего питомца точно таким же способом и пересаживает его на специальный шест.

– Прикольно! – восхищаюсь я, – вы видели, как он мне в руку вцепился?

– Красивая птица, – соглашаются спутницы, – как он грозно на всех смотрит!

     Мы идём дальше. Периодически останавливаемся, чтобы запечатлеть на фотоплёнку красоты Северного Кавказа.

     Вот уже почти и подножие горы, скоро конец нашего пути. Почти четыре часа дня. Мы походим к интересному комплексу. Это небольшой рукотворный пруд, называемый Зеркальным. Дно пруда усеяно различными монетками, которые кидают туристы в надежде вернуться сюда ещё раз. В конце пруда сооружена красивая каменная беседка со стрельчатыми арками и стеклянными разноцветными витражами. Под днищем беседки устроен водосброс для избытка воды. Вода широким потоком льётся под полом, стекая по широкому жёлобу, получаясь на выходе плоской и прозрачной, как стекло. Потому и названа «Стеклянная струя».

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. «Зеркальная струя»

– Обязательно умойтесь водой из Зеркальной струи, – советует Татьяна Александровна, – будете молодыми и здоровыми.

     Ну кто же не хочет быть молодым и здоровым?! Мы старательно плескаем в лицо водой, которая освежает после длительной прогулки. И как всегда – фото на память.

     Идём дальше и подходим к руслу горной речки. Среди огромных серых гладких валунов бежит и петляет небольшой ручей, который во время дождей превращается в бурную горную реку. Река эта носит имя Ольховка. Через неё перекинут выгнутый крутой дугой мост с резными металлическими перилами.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Парк. Мостик «Дамский каприз»

­– Это мостик «Дамский каприз», – говорит Татьяна Александровна, – про него тоже легенда есть. Когда-то давно, ещё во времена Лермонтова и Пушкина, здесь не было мостика. Перейти бурное русло реки Ольховки можно было только вброд, спускаясь по скользким камням. И если мужчинам это было сделать несложно, то женщинам в длинных платьях процесс доставлял некоторые неудобства. Как-то раз одна дама раскапризничалась — не захотела снимать обувь и переходить на другой берег. Тогда мужчины легли на скалы и соорудили живой «мостик», по которым она и перешла на другой берег. А там сразу находится сооружённый из природного камня грот с названием «Уголок поцелуев».

     И опять фотографируемся на мосту, а потом идём дальше к выходу из парка. На склоне цветами выложен огромный календарь – каждый день служащие меняют горшки с цветами, выкладывая текущую дату. Это очень необычно и красиво.

     Почти у самого выхода из парка очередная достопримечательность – грот Лермонтова или грот Демона. За толстой железной решёткой в глубине каменного грота находится мрачная скульптура Демона – глаза подсвечиваются кроваво-красным цветом, звучит тяжёлая музыка, грот производит жутковатое впечатление. Над гротом на памятной табличке золотыми буквами высечены строки поэмы М.Ю. Лермонтова – это приговор коварному искусителю, который заточён в нём на века:

И проклял Демон побежденный

Мечты безумные свои,

И вновь остался он, надменный,

Один, как прежде, во вселенной

Без упованья и любви!..

     Страдалец и искуситель погубил своей любовью невинную душ – ему приглянулась кавказская княжна, красавица Тамара. Она должна была выйти замуж за любимого человека и прожить счастливую жизнь. Но демон погубил юношу, а Тамаре являлся во снах, тревожил её мысли, не давал покоя. Даже уход в монастырь не спас княжну от коварного искусителя. После поцелуя с ним девушка умерла. Безутешный отец княжны забрал её, чтобы похоронить в родных местах.

     Это последняя достопримечательность на нашем пути. Терренкур закончился, и мы покидаем Кисловодский парк. Сойдя с лестницы, мы упираемся в Нарзанную галерею. Это очень кстати, так как уже хочется пить. Эта галерея – шедевр архитектуры 19 века. Если взглянуть на здание галереи с высоты птичьего полёта, то можно увидеть, что она повторяет собой форму ключа. Смысл двоякий – ключ как минеральный источник и ключ, отпирающий Кисловодский курорт.  Сквозь высокие стеклянные двери мы попадаем внутрь. Прямо у входа расположился большой купол из стекла.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Нарзанная галерея. Каптаж над источником

– Над колодцем специальный колпак, из которого поднимается нарзан, – рассказывает Татьяна Александровна, – колодец, который называется каптаж, глубиной шесть с половиной метров, можете даже заглянуть внутрь.

     Мы всматриваемся сквозь стекло в чёрную глубину колодца и еле-еле на дне замечаем воду.

– Стеклянный колпак поставили специально, чтобы улавливать углекислый газ и уберечь источник от пыли и мусора.

     Мы достаём специальные кружки и идём пробовать нарзаны. По всей длине галереи стоят так называемые бюветы, мраморные колонны с кранами, увенчанные красивыми лампами с абажурами, дающими мягкий тёплый свет. Над каждым краном есть надпись, какой именно нарзан здесь расположен. Опять пробуем всё по очереди: общий, сульфатный и доломитный, каждый из них: холодный, тёплый и горячий.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Нарзанная галерея. «Купальщица»

     Напившись воды вдоволь, мы рассматриваем галерею. В центре размещена большая скульптура купальщицы, вытесанная из цельного куска мрамора. Она стоит над круглым бассейном, символизирующим нарзанные ванны. Экскурсоводы нередко называют её Афродитой и утверждают, что питьё нарзана может придать женщинам столь же совершенную красоту. По непроверенным данным «Купальщица» – точная копия скульптуры, находящейся в экспозиции Лувра. На стенах галереи развешаны картины местных авторов, изображающие различные моменты жизни Кисловодска и Северного Кавказа в общем.

– Нам пора, – напоминает наш гид, – у нас сегодня запланированы посещения еще двух мест.

     С неохотой мы выходим из галереи и, пройдя небольшое расстояние до колоннады в начале парка, садимся в дожидающийся нас автомобиль.  Следующие минут тридцать мы колесим по городу и за его пределами, а затем подъезжаем к известной достопримечательности, которая называется «гора Кольцо». В конце крутого подъёма в горе как будто специально проделано большое кольцо, диаметр которого составляет 8 метров. Образование горы Кольцо происходило в результате сильных ветров и других природных явлений. Отсюда открывается красивый вид на сам Кисловодск и Эльбрус.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. Гора «Кольцо»

– Это место является уникальной природной достопримечательностью, из так называемых Лермонтовых мест, – как по книге рассказывает Татьяна Александровна, – именно гора Кольцо была описана в своё время Лермонтовым в романе «Герой нашего времени», где княжна Мэри и её ближайшее окружение наслаждались видом заката. Сам Лермонтов не раз приезжал сюда и с восторгом осматривал окрестности с вершины горы. Здесь практически не бывает туманов и густой облачности поэтому, когда бы вы не приехали, отличные виды вам гарантированы.

– Здорово! – восхищаемся мы с Юмашевой, – сколько интересного Вы знаете про свой край!

– У нас часто бывают гости, надо же их посвящать в нашу историю.

     Дальше мы карабкаемся по крутому склону горы, чтобы полюбоваться видами с высоты. Поверхность гладкая и покатая, стёсанная за долгие годы любопытными туристами. Зацепиться практически не за что, есть опасность оступиться и полететь назад по склону. Наталья Леонардовна даже сняла обувь, чтобы легче подниматься на склон. Наконец, мы доползли наверх и встали в средине кольца. Вид открылся замечательный! Под нами раскинулись коробки частных домов, далее были видны силуэты санаториев и домов отдыха и до самого горизонта холмы, покрытые желтеющей травой. Как обычно мы запечатлели своё присутствие на фотоплёнку и осторожно спустились вниз.

– Однако, поедем дальше, у нас последняя точка экскурсии.

     Мы опять садимся в автомобиль и мчим дальше по нешироким дорогам Ставрополья. Вокруг мелькают дома, деревья, кусты и встречные машины. Чувствуется уже усталость от насыщенного событиями дня, но тем не менее мы готовы и дальше осматривать красоты курортного края. Попетляв немного по узким улочкам, мы въезжаем в узкую долину, окружённую высокими утёсами, один из которых напоминает вертикальный каменный столб. В центре этой долины расположилось живописное каменное здание с высокой круглой башней, стилизованное под средневековый замок. Это сооружение огибает горная речка Аликоновка, стекающая с гор близ Медовых водопадов. От дороги к замку ведёт небольшой изогнутый мост, переброшенный через реку. Это место очень уютное и красивое.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. «Замок любви и коварства»

– А это «Замок любви и коварства». Раньше в замке был ресторан, сейчас перестраивают под гостиницу, – рассказывает Татьяна Александровна, – внутрь не пускают, но можно сфотографироваться снаружи.

– Красиво здесь, – восхищается Наталья Леонардовна, – а почему замок так называется?

– Здесь тоже есть своя интересная легенда о силе любви местного пастуха Али и дочери состоятельного князя, которую звали Даута. Они полюбили друг друга, но отец Дауты не благословил их союз, так как хотел выдать свою дочь за престарелого родовитого князя.  Юноше и девушке ничего не оставалось, кроме как бежать. Разгневанный отец Дауты устроил за ними погоню. Когда преследователи уже почти догнали влюбленных, пастух предложил юной княжне обняться и вместе прыгнуть в пропасть. Девушка очень боялась высоты и ещё больше опасалась, что люди осудят её, ведь если они увидят княжну обнимающейся, они могут подумать, что она не блюдёт свою честь. Даута предложила любимому прыгать по очереди. Али прыгнул первым, разбился о камни и превратился в горную реку. Девушка испугалась и не последовала за ним. Слуги отца вернули её в дом, и вскоре Даута стала женой богатого князя.

– Да уж, вот и верь после этого людям.

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. «Замок любви и коварства». Мост через реку

     Мы переходим по мосту, гуляем возле замка. Утёсы загораживают долину со всех сторон, поэтому тут всегда тихо и безветренно. Тихое журчание реки меж камней успокаивает и настраивает на мирный лад. Заходящее солнце отражается на каменных стенах возвышающихся утёсов. Пятно света перемещается всё выше и выше по мере того, как раскалённый солнечный диск скатывается к горизонту. Наконец последние солнечные лучи лизнули вершину самой высокой скалы и пропали. На замок быстро опускались сумерки.

– Пора ехать, – говорит Юмашева, – хоть и не хочется. Сегодня был замечательный день, спасибо Вам большое за экскурсию!

"Хольф Супер-Агент или история одной командировки". Рассказ
г. Кисловодск. «Замок любви и коварства». Река Аликоновка

– Приезжайте к нам ещё, здесь осталось много интересных мест, которые за один день не посмотришь. Завтра в восемь утра за вами заедет машина и отвезёт в Минводы в аэропорт.

– Спасибо Вам за заботу.

     Машина быстро домчала нас в гостиницу, где мы сразу же заснули от сладкой усталости насыщенного приятными впечатлениями дня.

     На следующее утро, встав ещё до рассвета, мы быстро сгоняли в парк источников и в последний раз за эту поездку напились всяких нарзанов. «Волга» пришла за нами вовремя, мы быстро погрузили вещи в багажник и выехали в аэропорт. В Ессентуках погода была тёплая и ясная. Дорога в Минеральные Воды проходила через перевал. На вершине этого перевала нас ожидала туча с дождём. Мы никогда такого не видели: дождевая туча с чётко очерченными границами, похожая на огромный клубок серой ваты. Вот только мы ехали по сухой дороге, а через несколько секунд въехали в стену дождя. Вода хлестала потоками по крыше и капоту, щётки работали на максимальной скорости, не успевая очищать лобовое стекло. Встречные машины было видно только по мутным жёлтым пятнам света, вырастающего перед нами в последний момент. Выехали из тучи мы так же внезапно, как и въехали в неё. Через минуту колёса автомобиля шелестели по сухому асфальту, словно и не было только что бушевавшей стихии.

     Вскоре мы подъехали к аэропорту и, забрав свои вещи, попрощались с водителем. Дальше всё как обычно: регистрация на рейс, досмотр, короткое ожидание, погрузка в самолёт. И вот наш знакомый «ТУ-134» , разбежавшись по плитам аэродрома, уносит нас домой из этого приветливого края гор, нарзанов и сказочных легенд. Спасибо нашему, да хотя уже и не нашему Хольфу, из-за которого и случилась эта неожиданная, но замечательная поездка, подарившая нам среди рабочих будней неделю отдыха, радости и замечательных воспоминаний!

***

     Моя текущая работа уже подходит к концу. Уже практически готов акт проверки, можно немного расслабиться. Я обращаюсь к местной начальнице отдела:

– Наталья Александровна, у вас в Управлении раньше работала Валентина Ивановна, лет двадцать назад была начальницей административного отдела, Вы её помните?

– А как же не помнить, мы и сейчас постоянно общаемся. Она к нам периодически приходит в гости. У нас в Управлении её мамой называют.

– Я почему интересуюсь, – говорю я, – в девяносто девятом году мы уже прилетали к вам, привозили в подарок щенка немецкой овчарки по кличке Хольф Супер-Агент.

– А, ну как же, помню я вашего Хольфа. Он долго с Валентиной Ивановной прожил. Хотите с ней поговорить?

– Конечно, хочу.

– Давайте, я наберу прямо сейчас.

     Она набирает номер, ждёт с минуту, но телефон не отвечает.

– Наверное, вышла куда-то, попробуем позже позвонить.

     Связаться с Валентиной Ивановной удалось только в последний день командировки. Мы были на экскурсии, смотрели местные достопримечательности: водохранилище, Комсомольской озеро. В этот момент у Натальи Александровны запиликал мобильник.

­– Вот, кстати, Валентина Ивановна сама звонит, – сообщила она и ответила на звонок.

     Поговорив пару минут, Наталья Александровна весело прокричала в трубку:

– Валентина Ивановна, а у меня для Вас подарок есть! Рядом со мной крёстный папа Вашего Хольфа! Вашего Хольфа, говорю! – и передала трубку мне, шепнув, – говорите громче, она плохо слышит.

     Я взял мобильник и приготовился услышать давно забытый голос:

– Здравствуйте, Валентина Ивановна! Я Александр. Когда-то мы привезли Вам Хольфа из Самары, помните?

– Здравствуйте, здравствуйте! Конечно, я помню, – голос в трубке старческий, слабый, но видно, что она рада, – Вы ещё с коллегой приезжали!

– Да, с начальницей нашего отдела, Наталья Леонардовна её зовут. Как Ваши дела, как здоровье?

– Да нормально для моих лет здоровье, живём потихоньку. Вы, наверное, про Хольфа хотите узнать?

­– Да, хотелось бы.

– Он прожил у нас двенадцать лет. Мы сначала жили на даче, ему там привольно было. Потом, через год, как вы его привезли, Михаил Павлович умер, и мы переехали в квартиру. Мы часто гулять ходили, много пешком шли. Как вернёмся домой, он сидит в прихожей и терпеливо ждёт, пока я ему лапы вымою. На кухню я ему не разрешала заходить, так он дойдёт до двери и ляжет, ждёт обеда. Жил в основном на балконе, зимой ему там вообще хорошо было, свежо. В зале, бывало, и на диване спал, я ему разрешала. Как состарился, у него заболевание почек случилось, приходилось дома постоянно памперсы ему надевать, он всё понимал и не сдирал их. Наверное, в доме больше бы прожил, но так уж получилось.

     На душе почему-то не очень приятно, я запомнил Хольфа сильным маленьким кутёнком, полным жизни и не хотел бы видеть его памперсы.

– Конечно, Валентина Ивановна, собачий век короткий. Вы сами только не болейте, берегите себя!

­– Спасибо большое, что поговорили со мной, приезжайте ещё в гости, у нас все ребята хорошие!

– Это без всякого сомнения, они замечательные!

– Передавайте большой привет Наталье Леонардовне!

– Обязательно передам. Всего Вам хорошего, до свидания!

– До свидания!

     Я вернул телефон владелице. После разговора весьма остро ощущалось, сколько времени утекло. Казалось, совсем недавно, я, молодой специалист после универа, только что устроившийся на работу, держу на руках Хольфа, а вот уже пробежало двадцать четыре года. Люди мелькают перед глазами, всё менее задерживаясь в памяти. В начале своей работы я знал всех работников нашего Управления по именам и фамилиям, сейчас знаю не более четверти, а то ещё меньше. Они мелькают так быстро, не оставляя в памяти ровным счётом никаких воспоминаний. Хорошо это или плохо, мне не ясно, просто это факт.

     В здании ставропольского казначейства на первом этаже закреплена мемориальная доска: «Максименков Михаил Павлович, первый руководитель Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю» и годы работы, с 1993 по 2000. Получается, через год после нашего приезда он уже не был руководителем. Годы идут, люди сменяются один за другим, жизнь течёт своим чередом…

 

… До полуночи осталось чуть менее часа. «Аэробус А321» пошёл на взлёт, тело приятно вжало в спинку кресла. Гул турбин выдаёт небывалую мощь двигателей. Короткий разбег и земля уходит вниз. Под нами залитый светом прожекторов аэродром Шереметьево. Множество разных стальных птиц стоят, раскинув раскрашенные в разные цвета крылья. По цвету раскраски можно определить компанию-владельца: красный ­– Россия, тёмно-синий с красной полосой – Аэрофлот, голубой – Победа, ярко-зелёный – Сибирь. Взлётная полоса быстро кончается, и под нами на чёрном ночном покрывале яркими точками огней нарисованы замысловатые картины. Ночная Москва сияет. Видны яркие извилистые трассы автострад, причудливые круги микрорайонов, тусклые, как по линейке расчерченные массивы частных домов. Постепенно ярких огней становится всё меньше и меньше, всё поглощает собой чернота ночи и только сполохи сигнальных огней на крыльях нашего самолёта проблескивают в темноте. Мы летим в ночи, мерно щёлкают секунды, всё ближе и ближе к дому.

     Сегодня необычная ночь, пасхальная. Всего несколько минут осталось до полуночи. Меня ждут дома за пасхальным столом. На душе тепло от осознания, что ты нужен дома, тебя ждёт семья и тем приятнее возвращаться к душевному теплу домашнего очага.

     Две минуты до полуночи. Загорелось табло «Пристегните ремни»…

     Одна минута до полуночи. По радио объявили о снижении самолёта для посадки, мы устремились вниз…

     Вот и полночь, вот и Праздник!

Христос Воскресе!!!!

Воистину воскресе!!!

 

 

апрель 2022г. г. Ставрополь ­

– сентябрь 2022г. г. Пермь

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *